Правовые основы инноваций в предпринимательстве        26 октября 2010        28         0

Источники правового регулирования инновационной деятельности

Определяя специфику инновационной деятельности в качестве осо­бого предмета правового регулирования, необходимо учитывать как сло­жившееся положение в правовом обеспечении инновационных процес­сов в России, так и возможные перспективы его развития. Если оцени­вать состояние правового регулирования инновационной деятельности в нашей стране, то есть все основания констатировать, что на сегодняшний день комплексно этот вопрос не решен. Так, пока не принят базовый за­конодательный акт, в котором были бы закреплены понятие и виды ин­новаций с учетом современных мировых тенденций, механизм осущест­вления инновационной деятельности, порядок ее поддержки со стороны государства в наукоемких сферах производства, формы стимулирования привлечения иностранных инвестиций для активизации нововведений в ключевые для современной экономики области, включая информацион­ные технологии.

Если сопоставить нормативные правовые акты действующего зако­нодательства, в той или иной мере предназначенные для регулирования отношений, связанных с инновационной деятельностью, то из их чис­ла можно сгруппировать несколько видов правовых источников в зави­симости от их формы и целевой направленности. Так, следует выделить законодательные акты с нормами, призванными регулировать в качестве объекта интеллектуальную собственность, научно-техническую деятель­ность и отношения, возникающие в связи с созданием, правовой охраной и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных об­разцов — объектов промышленной собственности.
С учетом вышеуказанного следует подчеркнуть, что правовой базой инновационных процессов в России на сегодняшний день является зако­нодательство об интеллектуальной собственности, принятие которого в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ находится в федеративном ведении. Согласно ст. 138 ГК РФ в качестве интеллектуальной собствен­ности признается исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, продукции и выполняе­мых работ или услуг. Вместе с тем в ГК РФ нет специальных норм, опре­деляющих инновационную деятельность как объект регулирования, что дает основание для констатации факта отнесения законодателем иннова­ций к специфическому объекту, который не может быть отнесен к тради­ционным фажданско-правовым институтам.

Характеризуя систему источников правового регулирования иннова­ционной деятельности, необходимо отметить особую роль таких федераль­ных законов, как Закон РФ от 23 сентября 1992 г. № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (в ред. от 24 декабря 2002 г.) (далее — Закон о товарных знаках), Закон РФ от 23 сентября 1992 г. № 3526-1 «О правовой охране топологий интефальных микросхем» (в ред. от 9 июля 2002 г.) (далее — Закон о пра­вовой охране топологий интефальных микросхем), Закон РФ от 23 сен­тября 1992 г. № 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (в ред. от 24 декабря 2002 г.) (да­лее — Закон о правовой охране профамм для ЭВМ), Закон о техническом регулировании, Закон РФ от 6 августа 1993 г. № 5605-1 «О селекционных достижениях» (далее — Закон о селекционных достижениях). Сопостав­ление норм этих законодательных актов приводит к выводу о регулирова­нии ими только отдельных видов отношений, связанных с инновацион­ной деятельностью, что свидетельствует об отсутствии необходимой ком­плексности в решении данной задачи.

Так, Закон о товарных знаках определяет правовую природу обозначе­ния, используемого для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг. В Законе о правовой охране профамм для ЭВМ закрепляется не только понятие профаммы как совокупности данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ с целью получе­ния намеченного результата, но и баз данных, трактуемых в качестве со­вокупности систематизированных с использованием ЭВМ баз данных. Наряду с этим аспектом инновационной деятельности значимым являет­ся закрепление легального порядка оформления оптимальной топологии интефальных микросхем, созданных в результате научно-исследователь­ских разработок с определением пространственно-геометрического распо­ложения совокупности элементов микросхемы и связей между ними, зафиксированного в специальном Законе о правовой охране топологий ин­тегральных микросхем.

В сравнении с указанными актами Закон о техническом регулирова­нии нацелен на установление требуемых со стороны государства техни­ческих параметров, которые должны предъявляться в отношении исполь­зуемых в различных сферах, в том числе в производственной, сырья, ма­териалов, оборудования и т.д. Особо в приведенном перечне стоит Закон о селекционных достижениях, основное назначение которого заключа­ется в определении защитного механизма для таких участников инно­вационной деятельности как разработчики новых сортов растений и по­род животных.

В числе актов, нормы которых регулируют инновационные отноше­ния, следует выделить уже упоминавшийся в предыдущем параграфе Фе­деральный закон «О науке и государственной научно-технической поли­тике» и Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. № 3517-11 (в ред. от 7 февраля 2003 г.) (далее — Патентный закон). В от­личие от Федерального закона «О науке и государственной научно-техни­ческой политике», имеющего рамочный характер, Патентный закон из­начально был нацелен на решение ряда конкретных проблем в вопросах регулирования правовых отношений, связанных с отдельными аспекта­ми научно-технического прогресса. Этот закон устанавливает, например, систему охраны полезных моделей, технических и художественно-конс­трукторских новшеств-дизайнов, существенно отличающихся от прежней системы охраны промышленных прав.
В соответствии со ст. 5 Патентного закона под полезной моделью по­нимаются конструктивно выполненные средства производства и предме­ты потребления, а также их составные части. Полезная модель признается новой, если совокупность ее существенных признаков не известна в соот­ветствующей технической сфере, что является актуальным для признания ее в качестве инновации. При этом промышленная применимость полез­ной модели обусловлена возможностью ее использования в промышлен­ности и других отраслях деятельности. Еще одна особенность полезной модели заключается в том, что к ней, в отличие от изобретения, предъяв­ляются требования относительной мировой новизны в сравнении с моде­лями более раннего применения.

Данным актом обеспечивается необходимая охрана патентных прав для их широкого включения в экономический оборот, в том числе путем инвестирования, в частности, в виде паевого взноса в уставный фонд хозяйственных обществ. При этом необходимо учесть, что в развитие Патен­тного закона, как и других рассмотренных актов, принят комплекс под­законных актов, в которых детализируется правовой механизм оформле­ния защиты отдельных элементов инновационной деятельности. К числу таких актов относится, например, Постановление Правительства РФ от 12 августа 1993 г. № 793 (в ред. от 12 августа 1996 г.), которым утверждено Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслужи­вания, наименований мест происхождения товаров, предоставления пра­ва пользования наименованиями мест происхождения товаров.
В рассматриваемой сфере большое количество подзаконных актов представлено документами профильных ведомств. Так, Постановлением Госкомстата РФ от 3 августа 1998 г. № 80 была утверждена форма феде­рального государственного статистического наблюдения за технологиче­скими инновациями предприятия (организации) и инструкция по ее за­полнению. Необходимо также отметить совокупность подзаконных ак­тов Российского агентства по патентам и товарным знакам (Роспатента). В качестве примера можно привести утвержденные Приказом Роспатен­та от 17 апреля 1998 г. № 83 Правила составления, подачи и рассмотре­ния заявки на выдачу свидетельства на полезную модель.
В этих правилах дан перечень признаков, которыми может характе­ризоваться полезная модель, а именно: наличие конструктивного элемен­та; наличие связи между элементами; взаимное расположение элементов; форма выполнения элемента или устройства в целом, в частности, гео­метрической формы; формы выполнения связи между элементами и их взаимосвязь; материал, из которого выполнен элемент или устройство в целом; среда, выполняющая функцию элемента. Приведенные в указан­ных правилах требования к полезной модели практически не отличают­ся от соответствующих требований, содержащихся в аналогичных Пра­вилах по изобретению.
Представляют также интерес и другие подобные документы, в чис­ле которых выделим утвержденные Приказом Роспатента от 5 марта 2003 г. № 32  Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на реги­страцию товарного знака и знака обслуживания, а также Правила состав­ления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию и предоставление права пользования наименованием места нахождения товара и заявки на предоставление права пользования уже зарегистрированным наименова­нием места происхождения товара, утвержденные Приказом Роспатента от 25 февраля 2003 г. № 24.

Наряду с указанными документами следует обратить внимание на на­личие других нормативных правовых актов соответствующих ведомств, в том числе о порядке взимания пошлин за патентование и регистрацию тех или иных объектов промышленной собственности, правил, определяющих составление и порядок подачи заявок на регистрацию отдельных объек­тов, процедуру их рассмотрения с выдачей необходимых документов, под­тверждающих соответствующие права на те или иные нововведения.
Обобщение состояния анализируемых правовых источников в сфере инноваций свидетельствует не только об отсутствии системного комплек­са норм в рассматриваемой области, но и о необходимости принятия спе­циального законодательного акта об инновационной деятельности. Кста­ти, определенные шаги в этом направлении уже предпринимались, од­нако они не получили должного оформления. Так, разработанная в свое время Правительством РФ Концепция инновационной политики Рос­сийской Федерации на 1998—2000 годы предусматривала необходимость разработки федерального закона «Об инновационной деятельности и го­сударственной инновационной политике Российской Федерации», кото­рый пока не принят.
В последующем по поручению Президента РФ Минэкономразвития России провело работу по подготовке плана мер по развитию инновацион­ной деятельности для внесения его на рассмотрение в Правительство РФ в 2006 г. В этом документе определяется прежде всего технология закреп­ления инфраструктуры инновационной деятельности, а именно: старто­вый капитал; связь науки и образования; развитие предпринимательства в научно-образовательной среде; защита интеллектуальной собственности; трансферт технологий и другие мероприятия, включая шаги по облегчению налогообложения НИОКР, в том числе ускоренная амортизация и списание расходов по НИОКР на затраты.
Данные шаги свидетельствуют о предпринимаемых органами законо­дательной и исполнительной власти Российской Федерации мерах в це­лях упорядочения правового механизма инновационной деятельности в стране. Вместе с тем, характеризуя соответствующие правовые источни­ки как элементы рассматриваемого механизма, необходимо также учиты­вать его международно-правовую составляющую. Так, следует выделить прежде всего значимые для анализируемой сферы правового регулирова­ния международно-правовые акты, ко многим из которых Россия присо­единилась в порядке правопреемства по подписанным СССР межгосудар­ственным договорам в форме соглашений, конвенций.
Одним из ключевых международных актов для инновационной де­ятельности является Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. (далее — Парижская конвенция) с пос­ледующими многочисленными поправками, в том числе в связи с подпи­санием 14 июля 1967 г. и вступлением в силу в 1970 г. Конвенции, учреди­вшей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). Россия как правопреемница СССР считается участницей Парижской кон­венции с 1 июля 1965 г.
Участие в Парижской конвенции рассматривается в международном сообществе как одно из необходимых условий привлечения технологий и инвестиций в перспективные отрасли промышленности. В рамках Па­рижской конвенции осуществляется международная гармонизация на­ционального законодательства в области промышленной собственности, включая охрану прав на научно-технические достижения в новейших об­ластях техники (микроэлектроника, генная инженерия, информационные технологии). Одним из важнейших условий этой Конвенции является то, что охрана промышленных образцов не может быть поставлена в зависи­мость от использования в данной стране или от ввоза (ст. 5 ч. В). В отно­шении фирменных наименований предусмотрена обязанность государств-участников охранять их без обязательной подачи заявки или регистрации (ст. 8) с теми же санкциями в случае незаконного использования, что и для товарных знаков (ст. 9), а именно по принципу «как он есть» в стра­не происхождения.
В целях определения механизма регистрации товарных знаков, дей­ствующих одновременно в нескольких государствах, 14 апреля 1891 г. в Мадриде было заключено Соглашение о международной регистрации то­варных знаков, которое в последующем неоднократно пересматривалось. Данное мадридское соглашение как договор открыт для государств — участников Парижской конвенции, в том числе и для России. Его депо­зитарием (хранителем) является Генеральный директор ВОИС. Междуна­родная регистрация товарных знаков в соответствии с этим соглашением воспринимается их владельцами как определенная гарантия от недобро­совестной конкуренции, что способствует привлечению на рынок госу­дарств, являющихся его участниками, потребительских и промышленных товаров из других стран.
Особое место среди анализируемых международно-правовых актов за­нимает Конвенция о распространении несущих программы сигналов, пе­редаваемых через спутники, подписанная в г. Брюсселе 21 мая 1974 г. (да­лее — Брюссельская конвенция) Россия как правопреемница СССР счи­тается ее участницей с 20 января 1989 г. Согласно ст. 2(1) Брюссельской конвенции в обязанности договаривающихся государств входит предо­твращение незаконного распространения на своей или со своей террито­рии любого несущего программы спутникового сигнала. При этом рас­пространение является незаконным, если на него не было получено раз­решение от организации, составившей передаваемую программу. Вместе с тем из данного императивного условия сделаны исключения для кратких сообщений новостного или информационного характера (ст. 4).
Наряду с указанными международно-правовыми актами, значимы­ми для инновационной сферы, следует отметить заключенную рядом стран СНГ 9 сентября 1994 г. в Москве Евразийскую патентную конвен­цию (далее — ЕАПК), которая вступила в силу 12 августа 1995 г. Не вы­зывает сомнения, что ЕАПК является важным инструментом частично­го восстановления единого патентно-правового пространства на террито­рии ее участников. Механизм правовой охраны изобретений, созданный в соответствии с ЕАПК, все активнее используется для получения право­вой охраны изобретений на территории государств-участников, в том чис­ле иностранных заявителей. При выдаче евразийского патента он начина­ет действовать для всех государств — участников Конвенции на дату пере­дачи евразийской заявки.
С учетом приведенного обзора отдельных международно-правовых ак­тов с участием России в области инновационной деятельности следует от­метить, что в связи с подготовкой к вступлению России в ВТО проведена работа по принятию Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуаль­ной собственности (заключено в г. Марракеше 15 апреля 1994 г.) и заклю­чению других подобных договоров. Такое пристальное внимание к разработке и подписанию соответствующих многосторонних международных соглашений обусловлено прежде всего усиливающимися в мировой эко­номике тенденциями освоения результатов инновационной деятельности в транснациональных масштабах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!