Понятие предпринимательского права        28 октября 2010        13         0

История правовой работы в сфере предпринимательства

История правовой работы в России — во всем многообразии ее орга­низационных форм и проявлений, методов и способов государственного руководства ею — еще ждет своих исследователей, и особенно это каса­ется дореволюционного периода развития экономики страны. На разных этапах истории государственного регулирования экономической деятель­ности в России менялись (и развивались) как формы взаимодействия различных органов государства с субъектами предпринимательской де­ятельности и лицами, непосредственно в предпринимательских структу­рах осуществляющих юридическую работу — адвокатами, приказчиками (в дореволюционной учебной юридической литературе отмечалось, что ра­бота приказчиков носила юридический характер и состояла в совершении сделок, Г.Ф. Шершеневич прямо относил приказчиков к категории юри-дических сотрудников)1, присяжными поверенными, юрисконсультами, так и организационные формы, в которых осуществлялась правовая ра­бота в целом и деятельность юридических служб в частности в этих пред­принимательских структурах.
Как отмечается в научной литературе, уже в начале XVIII в., при Пет­ре I, государство начало создавать фабрики и затем передавать их в част­ные руки, предоставляло льготы и кредиты людям, открывавшим новые предприятия, становясь в положение банкира, и тем самым получало право строго следить за деятельностью компаний, причем это вмешатель­ство в частное предпринимательство государство считало не только сво­им правом, но и обязанностью2. Нет сомнений в том, что такое вмеша­тельство государства в дела частного предпринимательства (и тем более в дела фабрик, заводов и других предпринимательских структур, находя­щихся в собственности государства) осуществлялось (во времена Петра I это была, в основном, Мануфактур-коллегия, в XIX в. это сначала Мини­стерство финансов и Министерство внутренних дел, позже — Министерс­тво торговли и промышленности, а в части казенного хозяйства — Ми­нистерство государственных имуществ, в годы первой Мировой войны — Особые совещания: по обороне, топливу, перевозкам и продовольствию) в более или менее правовой форме и требовало соответствующего право­вого профессионализма от участников данного процесса.
Наверняка не в меньшей мере правовой профессионализм требовал­ся еще тогда. Изначально — во взаимодействии руководителей и владель­цев фабрик и заводов с партнерами по коммерческим сделкам, в особен­ности — с зарубежными партнерами. Создание в 1754 г. при императрице Елизавете Петровне Банка для дворянства (переименованного позднее в Государственный заемный банк) и Купеческого банка, в 1764 г. — Коммер­ческого банка в Астрахани (для финансирования армянской Компании по торговле с Персией), в 1769 г. в Москве и Санкт-Петербурге Ассигнаци­онных банков (в 1786 г. преобразованных в единый Государственный ас­сигнационный банк), учреждаемых на основе Жалованной грамоты горо­дам 1785 г. городских общественных банков для выдачи ссуд жителям на торговые дела, а также в случае нужды и несчастья, и др., и их довольно бурное вплоть до октября 1917 г. развитие требовало адекватного финан­сово-правового профессионализма от банковских служащих. А с созда­нием в начале XIX в. в России коммерческих судов в осуществлении су­допроизводства в них без названных профессионалов любые предприни­мательские структуры уже не могли и обойтись.
Нет сомнений и в том, что в бурном развитии экономики дореволюци­онной России есть определенная доля заслуг и профессионалов, осущест­вляющих — в различных формах — юридическое обслуживание предпри­нимательских структур, которых было к Октябрьской революции 1917 г. много — только акционерных компаний около 3 тыс. с уставным капи­талом более 6 млрд руб.
Развитие правового регулирования деятельности юридической служ­бы в народном хозяйстве в первые годы после Октябрьской революции 1917 г. изучено и описано Л.М. Шором1 и, отчасти, в иных работах.

Этап­ными актами здесь следует назвать:

  • Декрет СНК РСФСР от 27 июня 1 9 1 8 г. « О б оплате труда служащих и рабочих советских учреждений» (который предусматривал деление всех советских работников в зависимости от оплаты труда на четыре группы, каждая из которых, в свою очередь, разбивалась на категории — юрис­консульты по этой шкале относились ко второй категории первой груп­пы, т . е . рассматривались как « ответственные работники со специальным знанием»);
  • Положение об отделах Наркомата юстиции 1920 г . (в соответствии с которым право контроля над деятельностью консультационных подот­делов всех наркоматов и их юрисконсультов принадлежало общекон­сультационному отделу НКЮ — так было до 1923 г . , когда эти функции отдали, в связи с передачей общего надзора за законностью, прокура­туре, однако на совещании наркомов юстиции и прокуроров союзных республик в декабре 1923 г. вновь был поднят этот вопрос, и совещание признало, что работа юрисконсультских частей государственных учреж­дений и предприятий является частью общей работы органов юстиции по юридическом у оформлению хозяйственной деятельности, и признало необходимым регистрацию юрисконсультов в общих органах юстиции, наблюдение прокуратуры за их деятельностью и предоставление орга­нам НКЮ права отвода юрисконсультов);
  • Декрет СНК РСФСР от 11 мая 1920 г. «О регистрации лиц с высшим юридическим образованием»;
  • Циркулярное письмо № 3 от 3 января 1925 г. Прокурора республики3 (в котором, признавая юрисконсультов должностными лицами с точки зрения их ответственности, подчиненными и подконтрольными руко­водителям учреждений и предприятий, органам прокурорского надзо­ра в связи с этим предлагалось избегать непосредственного обращения к юрисконсультам помимо руководителей предприятий и учреждений — можно представить, в какой форме осуществлялось ранее такое об­ращение, раз потребовался на столь высоком уровне запрет на него);
  • принятые по итогам Общесоюзного совещания юрисконсультов госу­дарственной промышленности ( 17 — 22 мая 1925 г . ) Положение о юрис­консультах госпредприятий, подведомственных ВСНХ СССР (25 июня 1925 г.)4 и Положение о бюро юрисконсультов (1 августа 1925 г.)5, в ко­торых, в частности, подчеркивалось, что юрисконсульты (юридические части) состоят при руководящем органе предприятия и не входят в по­рядке подчиненности в состав какого-либо отдела предприятия;
  • Решение второго Всесоюзного совещания юрисконсультов государ­ственной промышленности, созванного В С Н Х СССР 20 — 25 марта 1 9 2 7 г. (где подчеркивалось, что юрисконсультам более чем кому бы то ни было
    требуется быть не только юристами, но и экономистами, и хозяйствен-никами);
    Постановление СНК РСФСР от 30 марта 1927 г. «О юрисконсультах го­сударственных учреждений и предприятий и кооперативных организа­ций и надзоре за их деятельностью»;
  • утвержденная коллегией НКЮ РСФСР 9 апреля 1928 г. Резолюция тре­тьего совещания работников прокуратуры (определившего следующие методы надзора со стороны прокуратуры за работой юрисконсультов: проведение контрольных совещаний при прокуратуре; информация су­дебных учреждений о работе юрисконсультов по ведению дел в судах;
  • доклады о деятельности юрисконсультов на совещании и бюро;
  • обсле­дование юридических частей при помощи бюро юрисконсультов и под руководством прокуратуры; учет юрисконсультов и ознакомление с их деятельностью) и др.

Анализируя материалы того периода, можно сделать следующие вы­воды.
В правовом регулировании и оперативном руководстве деятельно­стью юридической службы в народном хозяйстве тогда наличествовал и даже доминировал классовый подход, выражавшийся в недоверии влас­тей к юрисконсультам, особенно получившим профессиональное юриди­ческое образование в дореволюционное время.
Среди юрисконсультов тогда существовало два взгляда на их роль и задачи: были сторонники курса на оперативно-хозяйственную работу, взгляда, согласно которому юрисконсульты не только юристы, но и хо­зяйственники, «живущие жизнью предприятия», в котором работают; и были сторонники «чисто правовой работы», сторонники так называемой теории «поверенного», считавшие первых «плохими» юрисконсультами и призывавшие «начать решительную борьбу с превращением юрискон­сультов в археологов, производящих раскопки в поисках материалов для обоснования иска».
Победила, как известно, первая точка зрения, впрочем, репрессии 30 — х г г . XX 6. и годы войны серьезно ослабили роль, значение, да и чис­ленность юридической службы в народном хозяйстве. Характерно, что в Большой советской энциклопедии 1931 г. роль юрисконсульта опреде­лялась лишь как содействующая «реализации промфинплана своего уч­реждения или предприятия путем правильного применения норм адми­нистративно-хозяйственного права и всемерного укрепления договор­ной дисциплины»3.
В послевоенный период юридическая служба в народном хозяйстве стала восстанавливаться, чему в немалой мере способствовало Постанов­ление Совмина СССР от 21 апреля 1949 г. «О заключении хозяйствен­ных договоров», в котором, в частности, было признано необходимым восстановить в хозяйственных органах, заключающих договоры, должно­сти юрисконсультов или, в зависимости от объема работы, договорно-юридические отделы. Положительную, прежде всего в организационно-
статутном смысле, роль сыграло Примерное положение о юридическом (договорно-юридическом) отделе, главном (старшем) юрисконсульте, юрисконсульте предприятия, учреждения, организации, утвержденное Постановлением Совмина РСФСР от 29 марта 1963 г. № 386′. Но самыми, пожалуй, значительными актами в этой сфере стали: Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 23 декабря 1970 г. «Об улучшении правовой работы в народном хозяйстве»2, Общее положение о юридическом отде­ле (бюро), главном (старшем) юрисконсульте, юрисконсульте министерс­тва, ведомства, исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся, предприятия, организации, учреждения, утвержденное Постановлением Совмина СССР от 22 июня 1972 г. № 4673 (далее — Общее положение) и ведомственный, но для юрисконсультов того времени достаточно важный акт — совместное Постановление Госкомтруда СССР от 10 июля 1990 г. № 273, Минюста СССР № К-14-440 и Секретариата ВЦСПС № 11-41 «Об утверждении нормативов численности работников юридической службы», установившее (или рекомендующее) нормативы численности работников юридической службы для расчета численности этих работников на пред­приятиях и в объединениях отраслей промышленности независимо от их ведомственной подчиненности и могущих быть также использованными для определения численности юридических работников в межотраслевых государственных объединениях, концернах, ассоциациях и других хозяйс­твенных структурах. Любопытно, что данным постановлением указанные нормативы устанавливались на срок с 1 января 1991 г. до 1997 г.
Эти акты, и прежде всего — Общее положение сыграли важную роль в укреплении юридической службы в народном хозяйстве (в кадровом, орга­низационном, материально-ресурсном, информационном и финансовом смыслах), повышении эффективности (что подвергалось научным иссле-дованиям)4 ее деятельности и методического руководства ею. Последнее осуществляли юридические комиссии при Совминах союзных республик, а с созданием министерств юстиции СССР и союзных республик в этих министерствах и их территориальных управлениях были созданы управ­ления (иные структурные подразделения) правовой работой в народном хозяйстве, которые данную функцию, включающую организацию регу­лярных совещаний юрисконсультов, обмен опытом их работы и ознакомление их с новым законодательством, взяли на себя, руководствуясь при этом Письмом Минюста СССР от 19 февраля 1976 г. № К-18-103 «О Ме­тодических рекомендациях об организации работы юридической службы на предприятии и в производственном объединении (комбинате)».

В середине и к концу 80-х гг. XX в. организационные формы право­вой работы в народном хозяйстве становились все более разнообразными, чему в немалой мере способствовало внедрение принципов хозрасчета в деятельность хозяйственных органов. При отсутствии штатных юрискон­сультов в небольших предприятиях, организациях (а таковых было более двух третей) их юридическое обслуживание осуществлялось:

  • силами юридических служб их вышестоящих органов (практически на безвозмездной основе);
    коллегиями адвокатов по договорам с ними;
  • государственными центрами правовой помощи предприятиям, создан­ными в ряде областных центров, осуществляющими юридическое об­служивание предприятий и организаций на договорной основе в зави­симости от объема и характера оказываемых услуг, которые зачастую были комплексными экономико-правовыми организациями (например, Центр, подведомственный Мосгорисполкому, был самостоятельной го­сударственной организацией, обладающей статусом юридического лица и действовал на основе полного хозрасчета);
  • отраслевыми межхозяйственными юридическими отделами (бюро), службами по обслуживанию мелких и средних предприятий, учрежде­ний, организаций, производственных объединений, подведомственных определенному органу хозяйственного руководства, но создаваемых обычно при базовых предприятиях и в других формах.

После государственных преобразований 1990—1991 гг. и при перехо­де России к рыночной экономике роль, значение, функции, методы де­ятельности, формы руководства и иные аспекты организации правовой работы и деятельности правовой (юридической) службы в предпринима­тельской сфере существенным образом изменились. Предпринимались и попытки изменить и нормативно-правовую основу правовой работы — еще в конце 80-х гг. прошлого века был разработан, опубликован2 и ши­роко обсуждался юридической общественностью (в первую очередь — на страницах журнала «Хозяйство и право») проект общего положения о юридической службе в народном хозяйстве. Это новое Общее положение, судя по проекту, во-первых, выводило бы весь, тогда — немалый, коопе-ративный сектор народного хозяйства за рамки действия самого Обще­го положения, во-вторых, не содержало определения понятия «юридиче­ская служба в народном хозяйстве», в-третьих, устраняло далеко не все недостатки Общего положения, а по отдельным позициям даже усугуб­ляло некоторые из них, в том числе и тем, что Общее положение по-пре­жнему предполагалось утверждать правительственным постановлением, а не законом; и тем, что официально признавало юридическую службу спе­циальным (особым) звеном в правоохранительной системе государства, что вызвало серьезную критику специалистов1. Но главное — это новое Общее положение так и не было принято ни в какой форме.
К более поздним актам следует отнести, в частности, Указ Президен­та РФ от 8 мая 2001 г. № 528 «О некоторых мерах по укреплению юридиче­ских служб государственных органов», рекомендовавший руководителям федеральных органов государственной власти, государственных и иных ор­ганов, образованных в соответствии с Конституцией РФ, или руководи­телям их аппаратов установить, что юридические службы входят в состав указанных органов (их аппаратов) в качестве самостоятельных подразде­лений и подчиняются непосредственно руководителям этих органов или их аппаратов; разработанное во исполнение этого указа и утвержденное Постановлением Правительства РФ от 2 апреля 2002 г. № 2073 Типовое положение о юридической службе федерального органа исполнительной власти (где, в частности, закреплено, что юридическая служба федераль­ного органа исполнительной власти создана для правового обеспечения его деятельности, организуется в виде самостоятельного структурного под­разделения центрального аппарата этого органа, подчиняется непосредс­твенно руководителю этого органа и что возложение на нее функций, не относящихся к правовой работе, не допускается); такие ведомственно-от­раслевые акты, как Общее положение о юридическом отделе, юридичес­кой группе, юрисконсульте таможенного органа РФ, утвержденное Прика­зом ГТК. России от 23 сентября 1994 г. № 4854 (позднее измененное При­казом ITK России от 21 февраля 1996 г. № 97); Примерное Положение о юридической службе территориального органа Министерства природных ресурсов РФ, утвержденное Приказом МПР России от 12 февраля 2003 г. № 97 (Приказом МПР России от 22 июня 2005 г. № 173 признанное ут­ратившим силу в связи с передачей территориальных органов МПР России в ведение Росприроднадзора в соответствии с распоряжением Пра­вительства РФ от 30 июля 2004 г. № 1024-р) и т.д.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в 90-х г г . про­шлого века в России вводилось государственное лицензирование на ока­зание платных юридических услуг, при этом специального нормативного акта, регламентирующего виды деятельности, которыми могли занимать­ся граждане, получившие лицензию на право оказывать платные юридиче­ские услуги, не существовало, но такая лицензия, в силу Инструктивного письма Минюста России от 19 октября 1995 г. № 09-06-143-95, не давала права заниматься адвокатской деятельностью. В настоящее время деятель­ность по оказанию платных юридических услуг не лицензируется.
Формально Общее положение до сих пор может служить определен­ным ориентиром в вопросах определения основных задач юридических служб, их обязанностей, прав, функций, ответственности, не регулируе­мых в законодательстве РФ. С учетом, безусловно, следующего.
В него вносились изменения постановлениями Совмина СССР от 4декабря 1980 г. № 1124, от 1 декабря 1987 г. № 1367, от 21 декабря 1990 г. № 1332 (п. 43 которого был отменен порядок назначения и освобожде­ния руководителей юридических служб предприятий по согласованию с вышестоящей организацией)2, а абз. 4 п. 4 Общего положения, в котором содержалась норма о необходимости дачи согласия вышестоящей орга­низацией на упразднение юридического отдела и сокращение должнос­ти юрисконсульта, Верховным Судом РФ был признан незаконным и не подлежащим применению со дня введения в действие части первой ГК РФ, поскольку права юридического лица, согласно ГК РФ, могут быть ограничены только законом, а не подзаконным актом, каким является Постановление Совмина СССР от 22 июня 1972 г. № 467, утвердившее Общее положение3.
В современной экономике нашей страны осуществляется деятель­ность предпринимательских структур самых различных организационно-правовых форм, хозяйствующих на базе различных форм собственности, которые — в силу действующего законодательства — вправе сами уста­навливать свою структуру, и за редким исключением самостоятельно оп­ределять локальный статус своих структурных подразделений, в том чис­ле ведущих правовую работу.
3. Некоторые пункты Общего положения можно отнести к категори­ям фактически утративших силу, заведомо не применяемых на практике, например: содержащееся в п. 1 предписание, согласно которому в мини­стерстве, ведомстве, где имеется арбитраж, создается юридический отдел (бюро) с арбитражем, поскольку ведомственные арбитражи как институт у нас не существуют с 1992 г.; или содержащееся в п. 14 предписание, со­гласно которому в случае несоответствия действующему законодательству представляемых на подпись руководству министерства, ведомства, орга­на исполнительной власти, руководителю предприятия, организации, уч­реждения проектов приказов, инструкций и других правовых документов начальник (заведующий) юридического отдела, юрисконсульт, не визируя проекты этих документов, дает соответствующее заключение с предложе­ниями о законном порядке разрешения рассматриваемых вопросов (что и сегодня представляется вполне разумным действием), но при подписа­нии указанных документов руководителем предприятия, организации, уч­реждения вопреки такому заключению начальника юридического отдела, юрисконсульта последний сообщает об этом вышестоящей организации, и если он (начальник юридического отдела, юрисконсульт) не принял в соответствии с этими требованиями мер к устранению нарушений закон­ности, то он несет ответственность наряду с руководителем предприятия, организации, учреждения в установленном порядке.
Но, с другой стороны, многие правовые предписания, содержащиеся в Общем положении, и сегодня, в условиях рыночной экономики, вполне приемлемы и могут восприниматься как руководство к действию — с той или иной незначительной корректировкой, а подчас — и без нее. И регу­лируемая в настоящее время в основном ведомственными и локальными нормативными актами организация правовой службы и непосредствен­но правовая работа по существу базируется в немалой мере на принци­пах, заложенных в предписаниях Общего положения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!