Предпринимательские договоры        28 октября 2010        34         0

Ответственность в предпринимательских (хозяйственных) отношениях

Основанием ответственности в предпринимательстве служит хозяй­ственное правонарушение, т.е. поведение хозяйствующего субъекта, не от­вечающее требованиям обязательных для него правовых актов. Поскольку предприниматель действует одновременно в двух сферах регулирования — публично-правовой и частной, последствия его негативного поведения, влекущие применение к нему мер ответственности, могут проявиться в каждой из них. Кроме того, такая ответственность возникает и во внутри­хозяйственных отношениях, т.е. в рамках самого предприятия в тех случа­ях, когда это предусмотрено действующими на этом предприятии локаль­ными правовыми актами, регламентирующими такие отношения.

Значение ответственности в предпринимательском праве, если гово­рить о ней абстрактно, мало отличается от ее роли в других отраслях пра­ва. Начнем с того, что предусмотренные в законах либо договорах санк­ции всегда невыгодны для предпринимателя, так как их применение не обходится для него без потерь. Поэтому сам по себе факт наличия в нор­мативном материале или обязательстве санкций имеет предупредительное значение, указывая хозяйствующим субъектам на возможность таких по­терь в случае их неправомерных действий.
Это указание, однако, далеко не всегда эффективно. Предпринима­тель может пойти на нарушение нормативных правовых актов или догово­ра в расчете на то, что дело как-нибудь обойдется без применения к нему санкций. Швейная фабрика, например, получает от торговой организации предоплату за изготовление спортивных курток. Но вместо выполнения этой технически сложной для нее работы она переключается на выпол­нение поступивших позже более простых заказов других партнеров. При этом фабрика, не отказываясь от исполнения договора с торговой орга­низацией, втягивает ее в бесплодные переговоры о качестве курток, при­меняемых материалах и т.п. Интерес фабрики в данном случае состоит в том, чтобы вернуть полученные в порядке предоплаты денежные средства как можно позже. В то же время она рассчитывает на то, что торговая ор-
ганизация по причине сложности судебных процедур не обратится в суд с требованием о взыскании санкций.
Еще одна причина хозяйственных правонарушений состоит в возник­новении ситуаций, когда потери от применения к предприятию санкций оказываются значительно меньше в сравнении с выгодой, получаемой от недолжного поведения. Так, в силу ст. 8.1 КоАП РФ несоблюдение эко­логических требований при эксплуатации предприятия влечет наложе­ние на него штрафа в размере от 200 до 1 тыс. МРОТ. Понятно, что даже применение данного штрафа в максимальном размере может обойтись предприятию значительно дешевле в сравнении с остановкой производс­тва и финансированием технических устройств, позволяющих соблюдать экологические нормативы.
Санкции могут применяться к предпринимателю, который нарушил требования нормативных правовых актов по причине неосведомленности об их содержании. Но в чем бы не состояла причина хозяйственного пра­вонарушения, факт применения к предприятию санкций служит сигна­лом о проблемном характере его работы. Сигнализационное значение от­ветственности, если взять для примера акционерное общество, сводится к тому, что применение к обществу санкций может свидетельствовать о неблагополучии в деятельности его исполнительного органа. Получение подобной информации советом директоров, которому этот орган подот­четен, служит поводом для проведения им анализа ситуации и ее коррек­тировки. Последняя может включать и такую меру, как досрочное прекра­щение полномочий исполнительного органа и назначение нового, более профессионального. Отсюда видно, что ответственность в предпринима­тельстве способна корректировать поведение хозяйствующих субъектов в смысле введения ее в рамки правового поля.
Помимо предупредительного, сигнализационного и корректирую­щего действия ответственности в предпринимательстве, она, если иметь в виду возмещение убытков, обладает также компенсационным значени­ем, позволяя за счет нарушителя покрывать имущественные потери по­терпевшей стороны.
В и д ы ответственности в предпринимательском праве обусловлены его предметом, включающим, во-первых, правоотношения по регулированию хозяйственной деятельности; во-вторых, по ее осуществлению, и, в-тре­тьих, внутрихозяйственные отношения. Каждой их этих трех групп отно­шений присущ свой вид ответственности, а каждый из трех видов распа­дается на формы ответственности, о которых и пойдет речь.
Ответственность в правоотношениях по регулированию хозяйственной деятельности. В публичной сфере существует такая форма ответственно-сти, как экономические санкции, содержание которых сводится к изъятию у коммерческой структуры-нарушителя суммы излишне полученной при­были. Правовое регулирование санкций этой разновидности разрознено и не составляет какого-либо общего законодательного правила. Так, к пред­приятиям и организациям, нарушившим нормы законодательства о государ­ственном регулировании цен, применяются санкции в виде взыскания всей суммы излишне полученной выручки1. Аналогичное правило специально установлено для субъектов естественных монополий (транспортировка не­фти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам, железнодорож­ные перевозки, передача электроэнергии и т.п.), которые должны по пред­писаниям государственного органа, осуществляющего регулирование таких монополий, перечислять в федеральный бюджет прибыль, необоснованно полученную в результате завышения установленных государством цен2.
Нетрудно заметить, что в данном случае ответственность не идет дальше взыскания в пользу государственного бюджета средств, полученных ком­мерческой организацией в результате нарушения норм права. В результате она оказывается с финансовой точки зрения в положении, которое имело бы место, если бы нарушения не произошло. Но поскольку речь идет, если смотреть на проблему обобщенно, о несоблюдении нормативно закреплен­ной государственной политики цен, т.е. о создании с целью обогащения пре­пятствий к реализации государственной властью своих функций, то объем ответственности следовало бы увеличить. В пользу того же вывода необхо­димо привести и тот не менее важный аргумент, что названные экономи­ческие санкции по причине своей ограниченности не обладают выражен­ным предупредительным воздействием. Поэтому в интересах укрепления правопорядка в вертикальных отношениях целесообразно установить в за­конодательстве положение о взыскании в судебном порядке с организации, нарушившей соответствующие предписания публичной власти, помимо не­основательно полученной прибыли, также и штрафа в доход бюджета в оп­ределенном процентном соотношении к сумме такой прибыли.
Такой подход, однако, решит лишь часть проблемы. Общие правила об экономических санкциях, включающие основания и порядок их примене­ния, следовало бы закрепить в акте типа Предпринимательского кодекса в разделе, посвященном государственному регулированию экономики.
Помимо экономических санкций система вертикальной ответствен­ности включает такую форму ответственности, как штрафы, предусмот­ренные в настоящее время КоАП РФ1. Строго говоря, такие штрафы с учетом их правовой природы и назначения, должны были бы найти свое место в том же Предпринимательском кодексе, за исключением санкций, адресованных гражданам и должностным лицам2. С учетом этого обстоя­тельства рассмотрим некоторые из них, которые имеют прямое отноше­ние к сфере предпринимательства.
Так, нарушение требований нормативных документов в области строи­тельства или, иначе говоря, обязательных требований, сформулированных в технических регламентах применительно к строительным материалам и оборудованию, несоблюдение строительных норм и правил, отступление от утвержденных проектов при выполнении инженерных изысканий, про­ектных и строительно-монтажных работ, а также при производстве стро­ительных материалов, конструкций и изделий влечет наложение на юри­дических лиц штрафа в размере от 100 до 200 МРОТ.
То же правонарушение, осложненное потерей несущей способности зданий, сооружений или снижением прочности выпускаемых строитель­ных материалов, увеличивает размер штрафа, доводя его диапазон до 200— 300 МРОТ (ст. 9.4 КоАП РФ).
Нарушение установленного порядка строительства объектов, их при­емки и ввода в эксплуатацию понимается в ст. 9.5 КоАП РФ, во-пер­вых, как строительство без надлежащего разрешения зданий и сооруже­ний любого назначения (включая жилые здания и объекты индивиду­ального строительства), что сопровождается штрафом в размере от 50 до 100 МРОТ. Во-вторых, сюда же отнесено более серьезное нарушение, ка­сающееся несоблюдения правил приемки и ввода объектов в эксплуата­цию, и, в частности, заселения жилых домов, а в более широком плане — использования гражданских и производственных объектов без оформле-ния в установленном порядке документов о вводе в эксплуатацию, что увеличивает размер штрафа вдвое.
Все это, однако, относится в конечном счете к несоблюдению техни­ко-юридических норм или нормативно закрепленных процедур. Совер­шенно иной смысл имеет штраф за незаконное получение кредита или льготных условий кредитования, основанное на предоставлении заем­щиком банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии (ст. 14.11 КоАП РФ). Здесь, по существу, присутствует обман контрагента по договору, в результате чего возникает кредитное обязательство с сомнительной пер­спективой возврата денежных ресурсов. Установленный факт такого об­мана обусловливает уплату штрафа в размере от 200 до 300 МРОТ, что и служит реакцией публичной власти на такие действия, угрожающие ста­бильности банковской системы страны.
Нарушение хозяйствующим субъектом порядка ценообразования от­носится уже к государственному регулированию экономики и понимает­ся в КоАП РФ как завышение или занижение регулируемых государством цен или тарифов на продукцию, товары либо услуги, предельных цен (та­рифов), а также завышение или занижение установленных надбавок (на­ценок) к ценам (тарифам). Санкция за подобные действия составляет от 400 до 500 МРОТ (ст. 14.6 КоАП РФ).
Приведенная формулировка вызывает возражения, прежде всего, по причине своей неточности. Государственное регулирование цен в форме установления их предельного уровня по общему правилу не исключает оп­ределения в договоре цены, меньшей в сравнении с данным уровнем; по­этому исполнение обязательства по такой цене не может рассматривать­ся в качестве правонарушения. Кроме того, малая амплитуда указанного штрафа не позволяет учесть последствия завышения цен, т.е. размер не­основательно полученной прибыли. По этой причине более приемлемым представляется высказанное ранее предложение об исчислении штрафа в процентном отношении к данной части прибыли.

Дело, однако, не только в этом. Взыскание со строительного подряд­чика за отступления от СНиП в ходе сооружения объекта штрафа в раз­мере от 10 до 20 тыс. руб. не может оказать на него сколько-нибудь замет­ного влияния. То же соображение относится и к многим иным штрафам КоАП РФ; поэтому размер санкций должен быть пересмотрен. Однако их совершенствование, в том числе путем соотнесения, где это возмож­но, с объемом нарушения, целесообразно проводить в рамках актов, ре­гулирующих предпринимательство, но не КоАП РФ, в котором эти сан­кции, существуя в отрыве от законодательства о предпринимательской
деятельности, стоят в одном ряду с самыми разнообразными нормами, в том числе относящимися к быту.
Применение к предприятию экономических санкций и штрафов само по себе не препятствует продолжению его работы. Но она должна быть прекращена или остановлена применением таких форм вертикальной от­ветственности, как аннулирование лицензии или административное приос­тановление деятельности.

Лицензия, т.е. специальное разрешение на осуществление конкретно­го вида работ, может быть аннулирована судом на основании заявления лицензирующего органа, когда нарушение предприятием лицензионных требований и условий повлекло нанесение ущерба правам, законным ин­тересам или здоровью граждан, обороне и безопасности государства и в ряде других случаев, предусмотренных Законом о лицензировании отде­льных видов деятельности. Продолжение предприятием лицензируемой деятельности на фоне аннулирования лицензии невозможно, в том чис­ле и потому, что образует состав уголовного правонарушения, предусмот­ренный ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство».
Административное приостановление деятельности может быть назна­чено судьей на срок до 90 суток и состоит во временном прекращении ра­боты индивидуального предпринимателя, юридического лица, его филиа­лов, представительств либо других подразделений. Кроме того, такое прио­становление может относиться к эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, равно как осуществлению отдельных видов деятельнос­ти. Поводом к использованию этой формы ответственности служит угроза жизни или здоровью людей, качеству окружающей среды и т.п.
Применение органами государственной власти названных и иных санкций не исключает частноправовой ответственности субъектов пред­принимательства за нарушение договоров. Данный вид ответственности в предпринимательском праве принято именовать ответственностью по го­ризонтали. ГК РФ предусматривает две формы данной ответственности: возмещение убытков и уплату неустойки.
Убытки традиционно делятся на реальный ущерб, который иногда именуют положительным ущербом, и упущенную выгоду, для которой су­ществует еще одно равнозначное наименование — неполученные дохо­ды. Реальный ущерб — это, во-первых, фактически понесенные стороной расходы, возникшие в результате нарушения договора ее контрагентом. Во-втбрых, он может быть выражен в расходах, которые придется поне-
сти в будущем для устранения последствий нарушения договора. Необхо­димость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть под­тверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве кото­рых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответ­ственности за нарушение обязательств, и т.п.1
Под упущенной выгодой понимают доходы, которые были бы полу­чены кредитором при обычных условиях, если бы обязательство не оказа­лось нарушено должником. При определении этих доходов ст. 393 ГК РФ предписывает учитывать предпринятые для их получения меры и сделан­ные с этой целью приготовления. Кроме того, размер неполученного до­хода должен определяться с учетом разумных затрат, которые пришлось бы понести кредитору, если бы обязательство было исполнено надлежа­ще. Иными словами, по требованию о возмещении убытков в виде непо­лученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектую­щих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупате­лями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и дру­гих затрат, связанных с производством готовых товаров2.
Помимо ГК РФ, правило о полном возмещении убытков содержит­ся в ряде иных кодификационных актов. Земельным кодексом РФ (ст. 62) установлено, что убытки, причиненные нарушением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов подлежат возмещению в полном объеме, в том числе упущенная выгода, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Аналогичное правило включает п. 2 ст. 365 Таможенного кодекса РФ, где указывается, что убытки, возникшие ввиду неправомерных решений, действий или бездей­ствия таможенных органов либо их должностных лиц при проведении та­моженного контроля, возмещаются в полном объеме, включая упущенную выгоду. Равным образом НК РФ (ст. 103) определено, что причиненные не­правомерными действиями налоговых органов и их должностных лиц убыт­ки возмещаются в полном объеме, с учетом неполученных доходов.
На практике арбитражные суды в конечном счете отказывают в удов­летворении требований, связанных с взысканием неполученных доходов. Камнем преткновения служат трудности с доказыванием истцами размера упущенной выгоды и причинной связи между ее возникновением и на­рушением договора.

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!